Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

30315295
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
9029
9575
64498
28181571
172645
340337

Сегодня: Нояб 17, 2018




Захар Прилепин о русской литературе, будущем Донбасса и имперской мечте

PostDateIcon 15.08.2018 19:43  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 312

Поэты говорят голосом времени: Захар Прилепин о русской литературе, будущем Донбасса и имперской мечте

Prilepin 01
Русский писатель Захар Прилепин презентовал новую книгу — «Жизнь и строфы Анатолия Мариенгофа». Он «заболел» творчеством литератора в 15 лет. С тех пор Прилепин установил в память о Мариенгофе несколько мемориальных досок, выпустил его собрание сочинений и сам немало написал о нем.
Чего только ни говорили про этого поэта-имажиниста и друга Сергея Есенина! Его обвиняли в том, что он оболгал друга, и в том, что их отношения были не только приятельскими. Имя Мариенгофа в литературе всегда стоит как бы позади Есенина, а широкой публике и вовсе не знакомо.
О том, чем так зацепил его главный «денди» имажинизма, Захар Прилепин рассказал читателям и корреспонденту Федерального агентства новостей на встрече, устроенной Российским военно-историческим обществом.

Слово — писателю.

Про «черные мифы»

Все говорят, что Мариенгоф был плохой, а Есенин — хороший… Они были оба абсолютно одинаковые, писали похабные частушки на стенах Страстного монастыря. Один другого стоил.

Не надо делать вид, что Сережа был такой пастушок, добрый, а потом пришёл злой Мариенгоф с лошадиным лицом и утащил его в свои мрачные богемные подвалы. Это было не так. Когда Есенин жил с Мариенгофом, он не пил! Этот период — с 1919 по 1922 год — был самым продуктивным для него. Это потом Есенин поселился у Дункан, и потекли рекой шампанское, водка и коньяк.

Самая нелепая тема — Есенин, Мариенгоф и Клюев: не жили ли они с друг другом? Не жили! Эта чушь собачья появилась лет через 50—70 после смерти Есенина, когда один гомосексуалист решил найти компанию поприятней и включил в неё Есенина с Мариенгофом. И тот, и другой были бабниками, в общем-то.
Prilepin 02
Про дружбу

Я с детства любил Есенина. Я родился в рязанской деревне в 1975 году и в 8 лет половину Есенина знал наизусть.

Тогда Мариенгофа не издавали, но во всех примечаниях говорилось, что у Есенина был такой друг поганый, написавший про него клеветническую книжку «Роман без вранья».

Я все время думал: где же этот роман и что же он там понаписал? И когда в 1991 году Мариенгофа издали, я прочитал и подумал: ну и что же тут такое написано про Есенина, что меня должно было поразить до глубины души?

Там ничего такого нет, это невинная, влюблённая в Есенина, чуть хулиганская книжка. Ну да, выпивал, боялся сифилисом заразиться, ну и что тут такого, по нашим временам? С исторической точки зрения, там нет ни одной ошибки, я все проверял, роман реально без вранья.

Про поэтов и революцию

Имажинизм, школа, которую создал Вадим Шершеневич, Анатолий Мариенгоф и Сергей Есенин, — это 1919 год. Они — порождение революции, дети свершившегося переворота.

Есенин и Блок восприняли революцию как свершение вековечных мечтаний русского мужика, который наконец-то стал независимым и перестал чувствовать вековое унижение. Это было очень важно и для Есенина, и для Клюева, и для всех крестьянских поэтов. Ведь первый сборник стихов, выпущенный после революции, назывался «Красный звон» — это антология крестьянской поэзии.

А потом начались разные большевистские вещи: продразверстка, голод — мужика начали унижать. Охлаждение и у Есенина, и у Клюева наступило уже в 1919 году, все стали переживать, что пришла какая-то не та революция.

Есенин с того года с этой прекрасной имажинистской компанией уходит в «богемность». Ему было больно. Голод, мёртвые лошади, расстрелы — не хотелось нести за это ответственность. У Есенина это продолжается до зарубежной поездки с Дункан. Они поехали за границу, и там он видит буржуазный западный мир.

Гений Есенина в том, что он понимает: несмотря на всю жуть, творящуюся в России, увиденное на Западе в метафизическом смысле ещё хуже. Он пишет «Железный Миргород» — очерк про Америку, где описано все то, что и мы сейчас чувствуем в отношении западного мира. И этим он после «Москвы кабацкой» как бы говорит: какая бы ты ни была, Советская власть, я тебя принимаю, потому что другого выбора нет.
Prilepin 03
Про Есенина-хулигана

Литература всегда скандалит. У Пушкина было 26 дуэльных историй, Лермонтов тоже тот ещё был скандалист, вечно всем хамил… Русская литература и не может себя вести иначе, она нам тем и дорога. Человек в футляре, который ходит с постным лицом, не напишет ни «Руслана и Людмилу», ни «Москву кабацкую», ни «Казаков» Толстого — игромана и того ещё заводного деда.

Революция сама была вселенским хулиганством. А они, поэты, говорили голосом времени.

Про Мариенгофа-писателя

Мариенгоф был поэтом с 1917 по 1924 год. Потом он стал сценаристом, затем неплохим и даже очень хорошим драматургом. Пьеса «Шут Балакирев», написанная в 1940 году, — это шедевр. Мариенгоф написал совершенно блистательный роман «Циники», который многие, в том числе Бродский, называют лучшим романом XX века, c точки зрения литературного мастерства. Позже он пишет трёхчастные мемуары, это тоже образец жанра. Он не ушёл в небытие.

Главная ипостась Мариенгофа — денди-экспериментатор-новатор. Он придумал особый поэтический стиль и форму подачи. И это не Есенин влиял на Мариенгофа. Есенин пришёл к нему, когда понял, что взял у Блока с Клюевым все что можно и нужно делать шаг вперёд. Его рязанского прошлого и малого образования не хватало, и он искал молодую дерзкую поросль, которая позволит ему сделать «шаг конём». Мариенгоф его сильно подпитал. Вообще, встреча с имажинистами дала Есенину уникальные возможности.

Prilepin 04
Про любовь

Мариенгоф был однолюб, он страшно любил свою жену. Анна Никритина была актрисой, она играла мать Зуриты в фильме «Человек-амфибия».

Русские поэты были людьми ветреными, редко когда поэт может долго любить одну женщину, особенно актрису. Но Мариенгоф и Никритина «протащили» свою любовь через всю жизнь.

Отец Михаила Козакова был драматургом и дружил с Мариенгофом. Козаков (младший. — Прим. ФАН) говорил: «Лучшей пары, чем Мариенгоф—Никритина, я в жизни не видел».

Я застал живого Козакова: он выступал в Нижнем Новгороде, гениально читал Бродского, я к нему подошёл… Он сказал: «Да, я помню дядю Толю». Стал мне про него рассказывать… Подумать только, так все близко: я видел Козакова, он видел Мариенгофа, и все это совсем рядом.

Про экранизации

Сейчас экранизируется моя книга «Обитель». Я прочитал в газетах, что в фильме играет Сергей Безруков. Меня спрашивают: «Почему ты не ходишь на съёмки?» Я не хочу иметь отношения к съёмочному процессу, я отвечаю только за книгу!

Я себя не сравниваю с Толстым, но представьте — сколько у нас экранизаций «Анны Карениной»? Если бы Льву Николаевичу показали подряд все 15 штук, да он бы с ума сошёл! И неизвестно, кого после этого он забил бы своим сучковатым посохом: Софи Марсо или Киру Найтли.

Prilepin 05
Про Донбасс

В Донбассе затишье. Я надеюсь, до украинских президентских выборов все так или иначе разрешится. Как? Вслух не буду говорить.

В Донбассе сейчас происходит построение Донецкой народной республики, усиление армии, обычная бытовая жизнь людей. К миру там или к войне все идёт — это зависит не от нас и даже не от Украины. Это зависит от международной ситуации: победят ли американские ястребы или не победят, как будет реагировать Россия не введение санкций… Много факторов.

Про Россию и Америку

Я не сомневаюсь, что Америка будет продолжать вводить санкции против России. Есть большой круг людей, который давит на Трампа, потому что опасается, что они будут нести финансовые и репутационные потери, если Трамп наладит отношения с Москвой. Там есть целый класс людей, которые ничего не умеют, кроме как ненавидеть Россию и зарабатывать бабло на противостоянии с ней.

Prilepin 06
Про великую империю

Я всегда мечтал жить в великой милитаристской империи, пахнущей кирзовыми сапогами. Всегда об этом заявлял и своего мнения не менял. Миролюбие — это разводка для лохов.

Я последние годы думал, что мы проигрываем информационную войну, но сейчас я смотрю на целую плеяду молодых историков, которые отлично аргументируют, сшибают любую мифологию.

У нас долго царил один Сванидзе, а сейчас есть противостояние. Нам затаскивают «антимифы», но выходит условный русский мужик и разносит это в пух и прах. Таково одно из удивительных качеств русского народа, который двадцать лет потреблял мифы, а потом р-раз — и говорит: «Крым наш!»

На Западе, в отличие от нас, в сфере литературы, истории, публицистики очень любят плохие новости из России. Там всегда первая линейка — как мы «накосячили» при Сталине, как убили Политковскую, как воюем в Донбассе…

В отличие от нас — мы не ждём ничего от французской или немецкой литературы, мы просто наслаждаемся текстами, фильмами. Нам не надо, чтобы к нам шли с покаянием. На Западе же самая востребованная литература или история — чтоб мы пришли, измазанные грязью, и сказали: «Простите нас, пожалуйста!»

Я раньше приезжал за рубеж на встречи с читателями и сразу ощущал, что я в прямом ответе: за Сталина, за Осетию, за Абхазию. Сейчас что-то стало меняться.

Автор: Ольга Летягина
15 Августа 2018
Федеральное агентство новостей

Комментарии  

0 #1 RE: Захар Прилепин о русской литературе, будущем Донбасса и имперской мечтеНаталья Леонова 27.08.2018 15:48
А как быть с подлым обвинением Есенина в гибели Николая Львовича Шварца в "Романе без вранья"? Это уже не мелкие укусы зависти к более успешному собрату... Это клевета, да еще с кощунственными примерами...
Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика