Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

46711712
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
9302
11907
78758
44564895
415893
483514

Сегодня: Нояб 28, 2022




Уважаемые друзья!
На Change.org создана петиция президенту РФ В.В. Путину
об открытии архивной информации о гибели С. Есенина

Призываем всех принять участие в этой акции и поставить свою подпись
ПЕТИЦИЯ

МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве Есенина

PostDateIcon 29.11.2005 21:00  |  Печать
Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
Просмотров: 9425

Федор Морохов

Память учит и обязывает.
Правда и ложь об убийстве Есенина.


В 1995 году Россия и культурное человечество отмечают 100-летие со дня рождения гениального русского поэта-пророка, совести и гордости России — Сергея Александровича Есенина.
Светлая память о нем не угасла и не угаснет, несмотря на длительное замалчивание и даже запрет, а также все еще продолжающуюся дискредитацию его личности и дискриминацию творческого наследия некоторыми современными литературными и другими критиками, а также есениноведами и, к сожалению, Есенинским комитетом, поддерживающим ложную версию о самоубийстве поэта. Вместе с этим, в обществе непрерывно возрастает интерес к мужественно — патриотической личности Есенина и его поэзии. Его короткая творческая жизнь, как ярко светящаяся комета, высветила провидческим талантом поэта хаос революционных разрушений и последующих реформ, непрерывные социальные эксперименты, террор и жестокие репрессии, оказавшиеся тяжелой трагедией для Есенина, для его народа и России, которую он с любовью называл кратким словом «Русь».
За последние годы в печати стали появляться хранившиеся в спецхранах под грифом «секретно» или «не выдавать» материалы о трагической гибели поэта и, естественно, это повысило интерес и обострило внимание к его судьбе и творческому наследию, к нераскрытым обстоятельствам его трагической гибели.
Осмысление этого материала и большого количества написанного о Есенине (за последние годы опубликовано более 500 работ), приводит к неизбежному выводу о неполноте и противоречиях в оценке значения поэта и его литературного наследия для русской и мировой культуры. В есенинской поэзии Русь и русский народ изображены во всем величии и многообразии реальной жизни: от прекрасного, возвышенного и духоподъемного до отрицательного и даже безобразного в русском бытии. Поэзия Есенина — это выражение русского характера и души. В его автобиографии так сказано: «Все творчество мое есть плод моих индивидуальных чувств и умонастроений... Чувство родины — основное в моем творчестве».
В русской поэзии и литературе Есенин, как и Достоевский, неповторим и выходит за пределы установившегося понятия о гениальности. Есенина нельзя поставить в любой, ряд деятелей культуры, он уникален в поэзии и трагической судьбе, как уникальны по-своему Пушкин, Лермонтов, Некрасов и Достоевский.
Как-то получилось так, что о Есенине говорят и пишут преимущественно как о великом поэте, оставляя в тени его, как писателя и публициста, критика. А ведь он и в этих качествах велик — его проза, литературно-критические статьи и заметки, письма не менее талантливы, глубоки своим содержанием, новизной мыслей и философскими обобщениями. Из таких произведений хотелось бы отметить «Ключи Марии», «Быт и искусство», «О пролетарских писателях», письма Г. Панфилову, Разумнику-Иванову и др.
Провидческий гений Есенина проявился не только в поэтических стихотворениях и поэмах, а и в прозе. Он не утратил своего значения и в паше смутное время развала России. Есенин, поездив по Европе и Америке, с присущей ему открытостью и талантом, с очень меткой художественной образностью и публицистической остротой выразил свое отношение к загранице.
В автобиографии он писал: «Мне нравится цивилизация. Но я очень не люблю Америку. Америка это тот смрад, где пропадают по только искусство, по и вообще лучшие порывы человечества. Если сегодня держат курс на Америку, то я готов предпочесть наше серое небо и наш пейзаж... Это по то, что небоскребы, которые дали пока что только Рокфеллера и Маккормика, но зато это то самое, что растило у нас Толстого, Достоевского, Пушкина, Лермонтова и др.»
Трагичность судьбы Есенина, его неожиданная и преждевременная гибель в расцвете поэтического дарования и активной творческой и общественной деятельности не является только его личной трагедией, она связана с трагичностью судьбы России и русского парода, прежде всего его духовной элиты.
Трагедия Есенина до настоящего времени полностью не раскрыта и, к сожалению, все еще запутывается и даже извращается память о нем. А пора бы очистить ее от клеветы и наветов, начавшихся еще в двадцатые годы. Этой проблеме и посвящена настоящая статья.

Версии: официальная и логическая


За последнее время активизировалось обсуждение существующих двух версий о смерти Есенина: первой — официальной и общеизвестной, утверждающей его самоубийство через повешение и второй — убийство с последующей имитацией самоповешения. В многочисленных публикациях исследуются обстоятельства, причины и мотивы трагической гибели поэта. При этом необходимо подчеркнуть, что версия о самоубийстве впервые была высказана в акте участкового милиционера Н. Горбова, составленном в гостинице «Англетер» в день гибели, а на следующий день «В записи акта смерти», взятом В. Эрлихом (считавшимся другом Есенина — Ф.М.) в ЗАГСе, и в акте судмедэксперта А. Гиляревского, констатировавшего наступление смерти от асфиксии при повешении.
В этот же день (29 декабря 1925 г.) в «Красной газете» было опубликовано сообщение об этом происшествии. Версия о самоубийстве Есенина была поддержана и распространена в массовых средствах информации статьями — некрологами Л. Троцкого, Н. Бухарина, А. Луначарского, Л. Сосновского. В дальнейшем эта версия поддерживалась деятелями пролеткульта (РАПП), в воспоминаниях и мемуарах различных авторов, а также в литературоведении и даже в есениноведении.
Следует подчеркнуть, что в статье Троцкого «Память Сергея Есенина», опубликованной в газете ЦК ВКП(б) «Правда», редактором которой был Бухарин, на фоне формальных похвал высказано четкое заключение: «Поэт погиб потому, что был несроден революции...», «поэт не от мира сего...» «к смерти Есенин тянулся почти с первых годов творчества» и, наконец, «умер поэт. Да здравствует поэзия!» Но не сказано, какая поэзия должна здравствовать. Из статьи можно понять, что поэзии до сих пор не было и нужно создавать новую, пролетарскую поэзию.
Отметим также, что некролог опубликован 19 января 1926 года и вслед за ним были прекращены расследования гибели поэта и публикация в печати материалов об этой трагедии. Одновременно с этим началась пропаганда версии о его самоубийстве и навешивание разных ярлыков, легенд и вымыслов. В пропагандистской кампании особенно отличались пролеткультовцы и другие недоброжелатели Есенина. Бухарин в «Злых заметках», опубликованных в той же «Правде» в январе 1927 года, написал в грубом и тенденциозном стиле злую неправду, извращающую сущность творчества поэта, ввел в обиход ярлычное определение — «есенинщина» и призвал единомышленников дать «залп» по ней. Он был дан незамедлительно по всем направлениям. Указом Сосновского, ведавшего издательскими делами, было запрещение издания произведений Есенина, продолжавшееся до 50-х годов.
Нарком просвещения Луначарский, выступая перед учителями, дал установку: «Обыкновенно, когда подходят к Есенину, к его поэзии, прежде всего стараются установить, что он сам хулиган, сам пессимист, сам упадочник. Это односторонняя и для нас мало выгодная позиция. Мы этим замалчиваем кое-что из того, что нужно для борьбы с «есенинщиной»... Мы должны сказать, что с самого начала Есенин по существу не представлял собой той первоклассной величины, того, так сказать, сокровища общественного, каким его пытались сделать... меркнет и его талант, меркнет, как потухшая лампа, в которой нет керосина».
Комиссариат просвещения запретил изучение Есенина и его творческого наследия в школе. Был закрыт музей Есенина в Москве, созданный по инициативе его жены С. А. Толстой в 1926 году, а С. М. Эйзенштейн, С. В. Шток и Г. Янушкевич, положив в основу сценария «Злые заметки» Бухарина, начали создавать кинофильм под названием «Против есенинщины». Наконец, в усилившейся антиесенинской пропаганде на Есенина было навешено столько оскорбительных ярлыков и разной клеветы, что ее даже неудобно повторять. Для примера приведу цитату из статьи Б. Розенфельда в «Литературной энциклопедии», изданной к 1930 году: «Богема и принимавший все более острые формы наследственный алкоголизм привели Есенина к гибели: под влиянием тяжелых психических заболеваний он окончил жизнь самоубийством», (т.4, с.80).
Невольно возникает мысль о том, что для укрепления официальной версии были репрессированы наиболее осведомленные свидетели трагедии Есенина. Вскоре после убийства поэта и позднее среди них оказались милиционер Н. Горбов, судмедэксперт А. Гиляревский, застрелилась на могиле Есенина Галина Бениславская, погибла Айседора Дункан, повешен или повесился Г. Устинов, исчез В. Назаров, управляющий гостиницей «Англетер», убита на квартире Зинаида Райх и расстрелян В. Мейерхольд, несостоявшийся постановщик есенинского произведения «Пугачев», в 1937 году расстреляны поэт и друг Есенина Н. Клюев и восемнадцатилетний сын Георгий, с задатками поэтического таланта и характера отца и матери А. Изрядновой, первой любви поэта. Наконец, отметим неожиданную смерть таких друзей Есенина, как Д. Фурманов (1926 г.), В. Брюсов (1924 г.), вскоре, после активной и успешной защиты Есенина на суде по провокационному обвинению его Сосновским в антисемитизме. Репрессиям подверглись многие поэты, выходцы из крестьян, считавшие Есенина своим учителем и лидером в поэзии. Здесь же отметим, что Эрлих уехал в Англию, а А. Мариенгоф, написав лживый «Роман без вранья» (по меткому определению друга Есенина, великого скульптора С. Т. Коненкова «Роман вранья»), перестал писать и печататься.
Тем не менее, публикация новых материалов и воспоминаний о трагедии Есенина все более и неотвратимо приводит к выводу о его убийстве по политическим мотивам и уменьшает достоверность официальной версии о самоубийстве.
Собирать компромат или идти к истине?
За последнее время среди литераторов и есениноведов, поддерживающих версию о самоубийстве, как это ни странно, тоже усиливается активность ее пропаганды и стремление принизить значимость исследований и публикаций авторов, доказывающих убийство Есенина. Конечно, можно понять пишущих о самоубийстве поэта на основе ложной официальной версии. Отказ от нее и признание убийства, да к тому же еще по политическим мотивам, для них является очень трудным. К сожалению, это оказалось труднопреодолимым и для Есенинского комитета, возглавляемого секретарем Союза писателей России Ю. Л. Прокушевым, активность которого в организации проверки достоверности опубликованных материалов о трагедии Есенина достойна лучшего применения. Ему, как председателю комитета, правильней и полезней было бы направить свои усилия на опубликование материалов, которые находятся в спецхранах, на создание условий для их изучения не только сторонниками версии о самоубийстве, но и авторами, доказывающими другую концепцию гибели поэта. К этому же добавлю принципиальную необходимость при создании новых комиссий по проверке материалов и обстоятельств трагической гибели Есенина, включать в их состав не только судмедэкспертов и сторонников версии о самоубийстве поэта, но и других специалистов, исследующих версию об убийстве.
Думаю, нет необходимости доказывать важность соблюдения этого принципа. Приближение к истине было бы более быстрым без собирания «компромата» на Есенина» и допущенных ошибок, а также извращений в оценке обследованных материалов и документов. Более подробно об этом будет сказано ниже. Здесь же уместно сказать о настойчивой и преждевременной постановке Ю. Прокушевым в ряде публикаций, в частности, в недавно вышедшей книге «Все мы дети России» (М., 1990, стр.244) вопроса о том, что «стоит ли «ворошить» прошлое: вспоминать, что было после смерти поэта в двадцатые-тридцатые годы, что происходит в пятидесятые и позднее. Ведь справедливость — восстановлена. Истина очевидна». Такая постановка вопроса не только преждевременна, так как она лишает возможности установить истину и очистить поруганную память о поэте, но и подчеркнем — требует более широкого и глубокого, научно обоснованного исследования исторической обстановки, причин и условий, конкретных личностей и их мотивов в развитии и осуществлении трагедии Есенина и России.
Именно справедливость и совесть русской души обязывает нас по достоинству оценить непреходящее значение Есенина как великой личности и его гениального творческого наследия для отечественной и мировой культуры.
Как я уже говорил, за последние годы в печати появилось большое количество публикаций о результатах исследований версии об убийстве поэта. В ответ на это по инициативе Есенинского комитета начала работу комиссия по проверке опубликованных материалов и документов, на основе которых исследуется версия об убийстве Есенина. В состав комиссии были привлечены специалисты судебно-медицинской экспертизы из 8 различных государственных учреждений — от Минздрава до Генеральной прокуратуры. Скажем прямо: впечатляюще! Но, подчеркнем, что в комиссии не было ни одного специалиста, исследующего версию об убийстве Есенина.
В результате своих исследовании комиссия сделала вывод о том, что нет «каких-либо оснований для подтверждения версии об убийстве Есенина». В кратких информационных сообщениях В. Радзишевского в «Литературной газете» от 7 июля и С. Берестова в «Комсомольской правде» от 14 июля 1994 г. перечислены с тенденциозным акцентом «криминальные версии» о том, чем и как убивали поэта, и ни одного слова не сказано о тяжести и характере нанесенных травм, о том, когда они были нанесены — до или после наступления смерти. Авторы пишут: «экспертиза посмертных фотографий и масок Есенина подтвердила, что повреждений в области лобной кости нет и рукописный текст стихотворения «До свиданья, друг мой... «выполнен самим Есениным... живой кровью», которой «потребовалось две капли». Эти заключения не имеют научного, особенно медицинского обоснования, они извращают сущность фактов.

Где создавать мемориальный музей Есенина?

Вызывает удивление и то, что до сих пор недостаточно активно решается вопрос о создании и Москве и С. Петербурге музеев и памятников Есенину. Прокушев в «Литературной России» от 25 августа 1992 года и в докладе на 14-х Есенинских чтениях сообщил, что принято решение о создании музея Есенина в доме купца Крылова в Б. Строченовском переулке, 24, где приказчиком работал отец, и у него останавливался Есенин, приезжая в Москву из родного Константинова. Но это же, по выражению архитектора проекта, создание «мифа о мемориальной комнате из неизвестных комнат дома», который к тому же успели поджечь, и остался от него только один обгорелый остов. Этот музей все-таки создан.
Еще Прокушев говорил об открытии музея Есенина в Москве па улице Москвина, 3 (бывший Богословский переулок, где жил А. Мариенгоф), что тоже вызывает принципиальные возражения. Действительно, Есенин некоторое время был в товарищеских отношениях с Мариенгофом, вместе с ним посещал кружок имажинистов. Но разве это основание для создания музея Есенина в квартире Мариенгофа?! К тому же очень скоро Есенин и Мариенгоф разошлись идейно. Сергей Александрович не только порвал с «орденом воинствующих имажинистов», по выражению Эрлиха, но и заявил через газету «Правда» о необходимости роспуска «ордена», за что и был отнесен недавними «друзьями» к врагам.
Сам С. А. Есенин в письме к знакомой М. Лифшиц так писал об имажинистах: «Не боюсь я этой мариенгофской твари и их подлости нисколечко». Выше уже было сказано о «романе вранья» Мариенгофа. И вот в его квартире Прокушев и его единомышленники предлагает создать музей, отвергая при этом создание на законных основаниях мемориального музея Есенина в доме № 8 по Померанцевскому переулку, где жил он с женой С. А. Толстой до отъезда в Ленинград. Как известно, по существующей традиции, мемориальные музеи Пушкина в С-Петербурге, Достоевского, Блока и других деятелей культуры, созданы в квартирах, где они жили перед смертью.

С  чужого  голоса

А теперь рассмотрим современные публикации о Есенине, вышедшие как по команде в большом количестве и оживляющие вымыслы 20-х годов. Все они характеризуются, во-первых, общностью позиции авторов, основанной на вере в официальную версию о самоубийстве поэта; во-вторых, бездоказательной декларативностью, тенденциозностью оценочных суждений и выводов, взятых с чужого голоса.
К таким публикациям можно отнести «Предисловие» А. Лациса, написанное к «Злым заметкам» Бухарина, в котором он пытается их оправдать («Вопросы литературы» № 8, 1988 г.). С. Боровиков в журнале «Знамя» (№ 6, 1992 г.) пишет о том, что в «Злых заметках» дана «хоть и недоброжелательная, но во многом точная характеристика поэзии Есенина». При этом автор даже не упомянул о бухаринском «ярлыке» «есенинщина». Л. Колодный в «Московской правде» (12 и 13 ноября 1988 г.) и М. Капустин в журнале «Октябрь» (№ 41-43, 1991 г.) пишут о дружеском отношении к Есенину Троцкого, что противоречит истине. В. Шаламов в «Московском комсомольце» от 10 декабря 1989 г. в статье «Воровской мир и Есенин» отождествляет «хулиганство» поэта с жаргонным понятием «порченый фраер», а все лишь потому, что поэзию Есенина любили воры.
Еще одна характерная особенность: многие статьи написаны с чужого — со второго и даже третьего — голоса. От себя их авторы добавляют лишь неэтичную и бездоказательную критику людей, которые отстаивают версию об убийстве поэта. Например, И. Западалов в журнале «Нева» (№ 9, 1992 г.) пропагандирует ложную версию о самоубийстве со слов Б. Н. Кравченко, младшего брата художника А. Яр-Кравченко, рисовавшего портреты Есенина и Клюева и якобы слыхавшего от Клюева высказывание о самоубийстве поэта-друга. К собственным «доказательствам» Западалов относит такие, как «общая точка зрения», согласно которой Есенин был «серьезно болен, психически неуравновешен, мнителен» и, наконец, что он был «припадочный и измученный». Это беспрецедентная клевета на великого поэта, заслуживающая самого решительного осуждения.
Далее Западалов, являясь членом Клюевского общества в Петербурге, повторяет ошибочную оценку Прокушева и А. Козловского взаимоотношений Есенина и Клюева как «дружбу-вражду», при этом выдает ее за свою личную оценку. Западалов, акцентируя внимание на вражде, а не на «распре», как характеризовал взаимоотношения с Клюевым сам Есенин, в сущности извращает их. У В. Даля словам: «вражда» и «распря» дается определение в четком их различии. «Вражда» — это... «быть кому врагом, делать зло, враждовать, неприязнь, зложелательство» (т.1, стр.258). «Распря» — это ... «спор, прение, состязание противников», что и было между Клюевым и Есениным. В своих автобиографиях в 1922 — 25 гг. Есенин дал четкое определение их дружбе: «С Клюевым у нас завязалась, при всей нашей внутренней распре, большая дружба, которая продолжается и посейчас, несмотря на то, что мы шесть лет друг друга не видим».
К наиболее негативным публикациям относятся статьи С. Кошечкина, Б. Свадковского, Г. Шипулиной и некоторых других. Так, Кошечкин в газете «Правда» от 6 июля 1991 г. пишет, что за последние годы «на страницах газет и журналов печатались материалы, далекие от научных целей» и «кое у кого, судя по всему, был расчет на сенсацию». Тут же он делает упрек писателю В. Белову за его заявление о необходимости «развеять легенду о самоубийстве Есенина и сказать правду о его насильственной  смерти». Кошечкин, осудив бездоказательно авторов, исследующих убийство поэта, продолжает декларативно принижать значение их работ.
Он пишет: «Приверженцы новой версии смерти Есенина главное внимание обращают на фотографии, милицейский акт, составленный на месте происшествия, записи опроса четырех близких к поэту людей, акт, подписанный патологоанатомом», и далее подчеркивает, что «большинство из них не являлись медиками и криминалистами, поэтому не могли по названным документам сделать квалифицированное заключение, которое в состоянии дать лишь специалисты». Кошечкин ошибочно считает версию об убийстве новой. Но ведь она возникла в тот же день, что и версия о самоубийстве. Разница только в том, что последняя была объявлена официально и опубликована в печати, а об убийстве говорили сотрудники гостиницы и присутствовавшие в эти дни друзья и почитатели таланта поэта. Известный писатель Б. Лавренев в «Красной газете» от 30 декабря 1925 года написал: «Есенин был захвачен в прочную мертвую петлю... Я любил этого казненного дегенератами искренне и болезненно... И мой долг предписывает мне сказать раз в жизни обнаженную правду и назвать палачей и убийц — палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта». Об убийстве поэта писал в своих воспоминаниях поэт и врач И. Оксенов.
Кошечкин, Колодный и другие авторы относят Троцкого к доброжелателям и критикуют при этом Э. Хлысталова и И. Лысцова за их оценку Троцкого, как гонителя Есенина, а Е. Черносвитова за «иронические отточия перед фамилиями Троцкого и Зиновьева». Троцкий, конечно, понимал историческое значение творчества Есенина, особенно, поэму «Страна негодяев», в которой в образе одного из негодяев — комиссара Чекистова — Лейбмана выведен сам Лейба Троцкий.
Отметим также, что Кошечкин хвалит статью-некролог Троцкого и в подкрепление похвалы цитирует М. Горького, который сказал в письме критику Д. Лухотину, что статья Троцкого — лучшая из написанных о Есенине. Может быть, она была лучшей, однако оценка Горьким Есенина мало отличается от оценки Троцкого. Свое отношение к Есенину Горький высказал в наставительном письме Бухарину: «Надо бы, дорогой товарищ, вам или Троцкому указать писателям-рабочим на тот факт, что рядом с их работой уже возникла работа писателей-крестьян и что здесь возможен, — даже, пожалуй, неизбежен конфликт двух направлений. Всякая цензура тут была бы лишь вредна и лишь заострила идеологию мужико-поклонников и деревнелюбов, но критика — и нещадная — этой идеологии должна быть даже теперь же. Талантливый, трогательный плач Есенина о деревенском рае — но та лирика, которой требует время и его задачи, огромность которых невообразима». («Известия», № 1, 1989 г.).
Что можно сказать по поводу этой цитаты Горького? Нелюбовь его и предельно отрицательная, необъективная оценка русского крестьянства, а следовательно, и крестьянских поэтов, общеизвестна. Думается, что такой наставнический призыв известного писателя к революционным руководителям способствовал не только «нещадной» критике идеологии и поэзии Есенина и крестьянских поэтов, по и написанному Горьким лозунгу —  «Если враг не сдается, то его уничтожают!».

Неполноценность   следствия. О чем она свидетельствует

Неверен вывод Кошечкина о том, что исследователи версии об убийстве поэта пользовались только «неполноценными документами». В моем распоряжении были кроме названных документов и другие: посмертная маска, история болезни и выписка о смерти, различные фотографии, многочисленные труды есениноведов и литературоведов, воспоминания друзей и недругов Есенина и, Посмертная маска С. Есенинаконечно же, открытая и честная поэзия самого поэта. Объективный, строго научный анализ с позиций медицинских наук (судебная медицина, патологическая физиология и психология, психиатрия и др.) позволил установить не только судебно-медицинские, посмертные, но и прижизненные изменения, а также повреждения тканей и органов.
Это с одной стороны. А с другой — легко устанавливается некая предопределенность в проведении следствия и судебно-медицинской экспертизы. Об этом говорят поверхностное составление актов милиционером Горбовым и судмедэкспертом Гиляревским, телефонограмма № 374 из 2-гo отделения милиции, приложенная к направлению в Обуховскую больницу для судебно-медицинской экспертизы, в которой заранее указано на самоубийство Есенина, проведение судмедэкспертизы по новому, упрощенному постановлению о порядке исследования трупов, принятому 5 мая 1919 года. Все это и объясняет то, что Горбов в своем акте не отметил «вдавленную борозду» на лбу, кровь на рубашке и на пиджаке, висевшем на спинке стула, а потом исчезнувшем неизвестно куда, беспорядок в комнате, окурки на полу, раскрытый чемодан и разбросанные вещи, белье, постель. Гиляровский не описал характер ранений глазниц и глаз, особенности «вдавленной борозды» — ее глубину, достигающую 0,5 сантиметра, и прямоугольность дна, а ведь оно должно быть полукруглым от давления цилиндрической трубой. Нет лабораторных исследований желудочного и кишечного содержимого, крови из брюшной полости. Не отмечены разошедшиеся края ран на верхних конечностях, отек тканей век и щеки, что очень важно для правильности заключения, так как все эти изменения возникают только при жизни, а не посмертно.
Комиссия не объяснила отсутствие на акте Гиляревского печати, исходящего номера, а также пометки о его регистрации в книге учета судмедэкспертиз. В итоге можно сказать, что отмеченная Кошечкиным неполноценность документов, а также социально-психологическая травля, провокационные скандалы и постоянные судебные преследования поэта и, наконец, его разоблачительные и провидческие произведения, такие как «Страна негодяев», «Черный человек», «Гуляй Поле», особенно глава о Ленине, «Русь бесприютная», «Русь уходящая», «Русь советская» и другие, а также собственная оценка поэтом своего творчества: «мой горький, буйный стих, как смертная отрава для врагов», окончательно убеждают в том, что Есенин был убит по политическим мотивам зло и, очевидно, ритуально с последующим привязыванием за шею к трубе центрального отопления с целью имитации самоубийства.

Так называемые друзья...

Анализируя личностные особенности Есенина и окружавших его, по определению Кошечкина, «близких ему людей», следует сказать, что пришедшая к поэту уже в начале его творческой деятельности слава породила не только почитателей и поклонников, но и завистников, разных «прилипал» и даже врагов. К «близким людям» Есенина Кошечкин относит Г. Устинова, В. Эрлиха, В. Назарова и др. Все они были на службе в ГПУ, в ведении которого находилась и гостиница «Англетер», оказавшаяся для поэта Голгофой. Эти «близкие люди» действительно в предсмертные дни были близки с поэтом, но друзьями его они не были. Разве можно назвать Устинова другом Есенина, если он, кроме опубликованного панегирика Троцкому «Трибун революции», в 1923 году написал книгу «Литература наших дней», в которой охарактеризовал Есенина, как основателя «психобандитиза» в поэзии крестьянских поэтов и последнюю главу назвал «Осужденные на гибель», что и подтвердилось вскоре трагической гибелью более десяти талантливых крестьянских поэтов, среди которых были последователи, друзья и ученики Есенина.
В. Эрлих стремился войти в доверие к Есенину и быть его другом, но этого не произошло. Он был, как и Г. Бениславская, на службе в ГПУ. Надо полагать, не без оснований, после пятилетнего молчания со дня гибели Есенина, Эрлих в своих воспоминаниях о Сергее Александровиче, вышедших в 1930 году под названием «Право на песнь», кается и просит прощения у него за свою вину. Эрлих пишет в своем покаянии, «что не сумел не солгать, а лгал много». На странице 31 он просит: «Пусть он (Есенин — М.Ф.) простит мне наибольшую вину перед ним, ту, которую он не знал, а я знаю». Однако, в чем состоит вина? Этого Эрлих так и не решился сказать. Кстати, перед тем, как уехать из Москвы в Ленинград, Есенин дал телеграмму Эрлиху с просьбой встретить на вокзале и подыскать квартиру для постоянного жительства. Эрлих на телеграмму не ответил,  на вокзале поэта не встретил и квартиру не нашел. Зато он способствовал устройству Есенина в гостиницу «Англетер», где и совершилось убийство. Тоже красноречивый факт!
В. Назаров был управляющим гостиницей, где поселился в 5-м номере Есенин. Утром 28 декабря, когда его попросила Е. Устинова открыть номер Есенина, он пришел со своим ключом и, открыв дверь, ушел, не зайдя внутрь и не посмотрев, что в нем произошло. Назаров все четыре дня пребывания Есенина в гостинице не общался с ним. Жена его в последствии рассказывала, что его ночью вызвали в гостиницу и он долго не приходил домой. Значит, он все уже знал до наступления утра и появления у него Устиновой.
Об обстановке в номере Есенина в те утренние часы писал И. Оксенов: «Тут же с видом своего человека сидел Эрлих и спокойно наблюдал за происходящим».

Имажинисты и Есенин

Упомянутые и некоторые другие «близкие люди» Есенина были его идейными противниками, они боролись против его теоретических концепций в поэзии. Один из организаторов имажинизма А. Мариенгоф в 1919 году повлек и Есенина в ряды своих сподвижников, и он получил звание «мастера Центрального комитета». Однако Есенин вошел в состав «ордена» со своей программой, которая принципиально отличалась от имажинистской, характеризовавшейся надуманными, абстрактными, яркими и случайными образами.
Программа же Есенина ставила основным творческим принципом идейность и содержательность художественных поэтических образов. Есенин настаивал па необходимости «узловой связи поэзии с реальным миром человека, природы, земли и космоса».
Для имажинистов поэтический образ был искусственной, придуманной целью, а для Есенина — художественно-образной, словесно выраженной формой идей и чувств, порождаемых внешним и внутренним миром поэта. Говоря об особенностях есенинской концепции и поэзии, подчеркнем характерность и открытость самовыражения внутреннего мира поэта, во всем его многообразии и глубине переживаний, а также показ жизни парода, его культуры и истории, красоты природы любимой им Родины. Не менее четко и ярко выраженным свойством есенинской поэзии и всего его творческого наследия является высокая гражданственность и мужественный патриотизм, который объединял тогда и объединяет в наше смутно-перестроечное время русских людей и всех россиян.
Есенин сегодня — это наше национально-духовное знамя, с которым мы должны спасать Россию, ее разрушаемую великую культуру, духовность и экономику. Наконец, необходимо отметить трагичность его судьбы, которая является лакмусовой бумагой, четко выявляющей отношение к поэту не только патриотов России, но и ее недоброжелателей и врагов. Исследование и установление правды и истины есенинской и российской трагедии должно послужить поучительным примером того, как по следует поступать всем народам, и особенно россиянам, не повторять подобное историческое зло в будущем. Вдохновители, руководители и исполнители злодеяний должны запять соответствующее место в истории, получить от народа то, чего они заслуживают по закону, совести и справедливости.
В заключение, чтобы наглядно показать особенности есенинской и имажинистской поэзии, приведу примеры из произведений Есенина и Мариенгофа. Есенин в стихотворении «Синий май, заревая теплынь» (1925 г.) пишет:

Сад полышет, как ценный пожар,
И луна, напрягая все силы,
Хочет так, чтобы каждый дрожал
От щемящего слова «милый».


Мариенгоф в своей оде Екатерине II так изобразил ее образ:

Сосцы твоих грудей, тяжелых молоком и салом,
Ты вкладывала трем младенцам в каждый рот.
О, Государыня, тебя сосали пехота, кавалерия и флот.
Другой любви, иных зачатий пришла весна потом,
И вот — вторично ощенилась сука...

(«Роман без вранья»)

<fon

 

Комментарии  

0 #10 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаНаталья Игишева 20.11.2016 00:00
Цитирую Ольга Смирнова:

Наталья, как бы мне с Вами связаться?

Здравствуйте, Ольга! Связаться со мной можно по электронному адресу – хотя, по правде говоря, весьма слабо себе представляю, кого и чем мог заинтересовать обыкновенный переводчик с английского на русский и обратно, лишь меньше года назад заделавшийся самодеятельным интернетовским следователем по делу о гибели Есенина и таким же адвокатом по обвинению данного литературного деятеля во всяческих пьяных непотребствах.
Цитировать
0 #9 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаОльга Смирнова 10.11.2016 12:03
Цитирую Наталья Игишева:
Прошу прощения, в предыдущем комментарии, запутавшись в похожих словах, допустила опечатку: вместо «подумал именно о самоубийстве» следует читать «подумал именно об убийстве».

Наталья, как бы мне с Вами связаться?
Цитировать
0 #8 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаОльга Смирнова 10.11.2016 12:02
Цитирую Наталья Игишева:

Наталья, как бы мне с Вами связаться?
Цитировать
+1 #7 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаНаталья Игишева 13.07.2016 19:06
Прошу прощения, в предыдущем комментарии, запутавшись в похожих словах, допустила опечатку: вместо «подумал именно о самоубийстве» следует читать «подумал именно об убийстве».
Цитировать
+1 #6 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаНаталья Игишева 05.07.2016 21:25
Лавренев писал не об убийстве Есенина, а о доведении до самоубийства лжедрузьями-има жинистами (хотя гневные слова про «казненного дегенератами», «замученного поэта», «палачей и убийц» очень напоминают оговорку по Фрейду, как если бы у автора были и куда худшие подозрения, изложить которые он по очевидным причинам побоялся). А вот туманная формулировка из дневника Оксенова: «…каждый унес в себе злобу против кого-то, погубившего Сергея» – на фоне полного отсутствия в дневнике даже намеков на самоубийство (да и в воспоминаниях он выражался весьма двусмысленно) с большей определенностью наводит на мысль, что Иннокентий Александрович (который, во-первых, видел труп, а во-вторых, был по профессии врачом) подумал именно о самоубийстве, хотя прямым текстом доверить эту мысль побоялся даже личному дневнику (что и понятно: во времена повального доносительства и натурального государственног о террора даже это было бы куда как небезопасно).
Цитировать
+3 #5 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаСергей Александрович 12.01.2014 09:41
Я очень люблю стихи Сергея Александровича Есенина , многие знаю наизусть и мое убеждение , что это истинно национальный поэт , который до последнего вздоха любил Родину и никогда бы не покончил с собой , так как не был трусом и слабовольным человеком . Только эксгумация может дать точный ответ , на вопрос о смерти Величайшего русского поэта !
Цитировать
0 #4 Администратор 17.01.2013 14:07
К сожалению, это невозможно - профессор Ф.А. Морохов умер в 2006 году.
Цитировать
0 #3 Андрей 06.12.2012 21:45
Как связаться с Ф.А.Мороховым?
Цитировать
0 #2 Андрей 06.12.2012 21:43
Помогите установить контакт с профессором-
патофизиологом Фёдором Александровичем Мороховым.
Цитировать
-2 #1 RE: МОРОХОВ Ф. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве ЕсенинаАнна Танеева 11.08.2011 16:28
Есть мнение создать литературно-мем ориальный музей Есенина в кваритире Галины Бенеславской. Жены делили имущество, так называемые друзья - славу. И только Гале ничего от него не было надо
Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика