Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

24222178
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
10329
18277
110428
21954408
470853
566892

Сегодня: Сен 22, 2017




«ДУША ГРУСТИТ О НЕБЕСАХ» Г. Свиридов и С. Есенин

PostDateIcon 14.12.2015 20:04  |  Печать
Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 
Просмотров: 2089

«ДУША ГРУСТИТ О НЕБЕСАХ»
Г. Свиридов и С. Есенин

Sviridov
16 декабря 2015 г. исполняется 100 лет великому русскому композитору и мыслителю Г.В. Свиридову

«Георгий Васильевич Свиридов — русский гений, который по-настоящему еще не оценен. Его творчество будет иметь огромное значение в грядущем возрождении русской культуры».
Академик Д.С. Лихачев

    Любимым поэтом композитора Георгия Васильевича Свиридова был Сергей Есенин. Судьба поэта, неразрывно связанная с судьбой его народа, моцартианство Есенина, отношение к Есенину других поэтов, его современников — все это темы размышлений композитора. О Есенине Свиридов пишет кровью сердца, страстно, точнее даже сказать, пристрастно. Любого критика Есенина, независимо от его места на литературном Олимпе, он подвергает остракизму, уничижительной «антикритике».
    Давным-давно, еще в 20-х, когда Есенин в государстве советском был запрещен, одна мужественная учительница литературы прочла в классе своим ученикам «Я последний поэт деревни». И первая капля исповедально-скорбной поэзии певца Руси уходящей запала в душу будущего творца вокального цикла «У меня отец — крестьянин» и «Поэмы памяти Сергея Есенина». Пройдет почти три десятилетия, прежде чем взметнется вдохновенный музыкальный памятник поэту, созданный талантом композитора Георгия Свиридова. Но именно эта песня-отпевание «последнего поэта деревни» станет его потрясающей трагической вершиной. Именно здесь, в девятой части «Поэмы» нарастающая в музыке «колокольность» вершится первым ударом настоящего колокола, который предвосхищает исполинское звучание колокольной звонницы финала («Небо — как колокол»).
    Так, свою удивительную «есениниану» Свиридов начал с постройки Храма…
    Известно, какие шедевры вокальной и хоровой лирики, своеобразной музыкальной драматургии он сочинил в союзе с поэзией Пушкина, Бернса, Пастернака, Исаакяна… Тем не менее, справедливость требует признать: именно Есенин стал центральной поэтической фигурой в творчестве Свиридова, предоставив ему палитру самую обширную для выражения музыкально-сокровенного. Композитор увидел в личности и творениях этого поэта даже нечто апостольское — от нежного Иоанна. «Русский гений, голос России, а иногда — Вопль и Рыдание истребляемого народа», — писал Свиридов о Есенине в своих дневниках. «Бракосочетание» их муз воистину свершалось на небесах — не по юбилейному поводу будь сказано. Хотя и этот повод по-своему символичен: в 2015-м Есенину исполнилось 120, а Свиридову в конце 2015-го года — 100.
    Главная сфера творчества композитора — вокальная музыка, музыка, связанная со словом. Свиридов, пожалуй, как ни один из современных композиторов, отличается тяготением к Слову. Как он писал, «художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию ИСТИНЫ МИРА. В синтезе МУЗЫКИ и СЛОВА может быть заключена эта ИСТИНА». Г. Свиридов в своем творчестве даже создает жанр, получивший название музыкальных иллюстраций к литературным произведениям.
    Через многие сочинения Свиридова красной нитью проходит главная, сквозная тема его творчества — судьба России и ее народа в ХХ веке. Эпиграфом к его творчеству можно поставить строки особенно любимого композитором С. Есенина «Но более всего Любовь к родному краю меня томила, мучила и жгла».
    Сам композитор так определил свою главную художническую задачу — «Я хочу создать миф: «Россия». Пишу все об одном: что успею, то сделаю, сколько даст Бог». Все творчество Свиридова, это, говоря его словами, «миф о России». И Поэма памяти Сергея Есенина, и кантата Светлый гость, поэмы Отчалившая Русь и многие другие сочинения Свиридова представляют собой нескончаемую цепь музыкально-поэтических прозрений в песнях о сокровенной, невидимой России. Той самой Руси-граде Китеже, о которой когда-то великий русский поэт Н. Клюев написал вещие слова: «Познал я, … что, кроме видимого устройства жизни русского народа как государства, или вообще человеческого общества, существует тайная, скрытая от гордых взоров иерархия, церковь невидимая — Святая Русь…».
    Георгий Свиридов первым обратился к творчеству Сергея Есенина в классической музыке, раскрыл его всемирное, сокровенное духовное значение («Душа грустит о небесах»).
    Свиридова захватила стихийная мощь глубокого молитвенного национального чувства Есенина, ярчайшая библейская символика его поэтических текстов. И это «небо — как колокол», и лебединые песни-плачи в небе «отчалившей Руси» (из «Иорданской голубицы»), и «наш светлый гость», сходящий, чтобы «из распятого терпенья вынуть выржавленный гвоздь» (из другой библейской поэмы Есенина «Преображение»), и этот дивный пророк Исайя, пасущий с поэтом его «золотых коров». Не из есенинской ли божественной символики родилось то центральное направление музыкотворчества и возвышенной фантазии Свиридова, которое сам композитор назвал «своеобразным символизмом»?
     «В поэзии Есенина жертвенник горит!», — восклицал композитор, работая однажды с певицей Еленой Образцовой над есенинской программой концерта. «И мыслил и читал я по библии ветров, и пас со мной Исайя моих златых коров», — пела Образцова знаменитую свиридовскую дифирамбическую «В сердце светит Русь». Композитор, аккомпанируя, комментировал: «А коровы-то златые! И никто этого не увидел, а Есенин увидел!.. Если бы я был художником, я бы нарисовал картину: Есенин — пастух. Пасет стадо. А с неба на него смотрит пророк Исайя. Просвечивает в облаках такой, как у Сальвадора. Дали…». Рассуждая о стихийной силе настоящего таланта, Свиридов приводил в пример есенинское исповедальное: «Я — Божья дудка».
    Да, именно так. Красота стихийного, истинно русского религиозного чувства поэта в его священном сопряжении Природы — Родины — Библии («Земля моя златая! Осенний светлый храм!») стала благодатной опорой композитору в момент свершения им главного творческого подвига. В этом свершении было свое таинство зачатия, о котором композитор однажды рассказал своему близкому другу, певцу Александру Ведерникову. «Это было на Николиной Горе, — вспоминает знаменитый бас Большого театра, — мы с ним ходили, гуляли вдоль Москвы-реки… И я ему говорю: «Вот многие любопытствуют — как это так сочиняют композиторы?» Он отвечает: «В большинстве случаев — ты не поверишь — все это приходит само». — «Как само?» — «А вот так. Я однажды шел — под Звенигородом это было — вот так же шел по жнивью, и меня как молнией вдруг ударило, и вся музыка поэмы памяти Есенина у меня в голове зазвучала — я побежал домой и просто записал ее подряд. Как это объяснить? Я ее не сочинял — она сама мне явилась»…
    В музыке Свиридова духовная мощь и философская глубина поэзии выражаются в мелодиях пронзительной, кристальной ясности, в богатстве оркестровых красок, в оригинальной ладовой структуре. Начиная с «Поэмы памяти Сергея Есенина», композитор использует в своей музыке интонационно-ладовые элементы древнего православного знаменного распева. Опора на мир старинного духовного искусства русского народа прослеживается в таких хоровых сочинениях, как «Душа грустит о небесах».
     «Пророк — это символ поэта, его судьбы!» — говорит Свиридов. Эта параллель не случайна. Есенин — самый близкий и, по всем параметрам, — главный поэт Свиридова (около 50 сольных и хоровых сочинений). Как ни странно, композитор познакомился с его поэзией лишь в 1956 г. Строка «Я — последний поэт деревни» потрясла и сразу стала музыкой, тем ростком, из которого выросла «Поэма памяти Сергея Есенина» — произведение этапное для Свиридова, для советской музыки и вообще для осознания нашим обществом многих сторон русской жизни тех лет. Есенин, как и другие главные «соавторы» Свиридова, обладал пророческим даром — еще в середине 20-х гг. он прорицал страшную судьбу русской деревни. «Железный гость», грядущий «на тропу голубого поля», — это не машина, которой будто бы боялся Есенин (так когда-то считали), это образ апокалиптический, грозный. Мысль поэта прочувствовал и раскрыл в музыке композитор. Среди его есенинских сочинений — волшебные по своей поэтической насыщенности хоры («Душа грустит о небесах», «Вечером синим», «Табун»), кантаты, песни разных жанров вплоть до камерно-вокальной поэмы «Отчалившая Русь» (1977).
    Свиридов со свойственной ему прозорливостью раньше и глубже многих других деятелей советской культуры ощутил необходимость сохранения русского поэтического и музыкального языка, бесценных сокровищ старинного искусства, создававшихся столетиями, ибо над всеми этими народными богатствами в наш век тотальной ломки устоев и традиций, в век пережитых злоупотреблений реально нависла опасность уничтожения. И если современная наша литература, особенно устами В. Астафьева, В. Белова, В. Распутина, Н. Рубцова, призывает в полный голос к спасению того, что еще можно спасти, то Свиридов заговорил об этом еще в середине 50-х гг. Нынче новое советское хоровое искусство, гармоничное и возвышенное, не имеющее аналогов ни в прошлом, ни в современной зарубежной музыке — является сущностным выражением духовного богатства и жизнестойкости нашего народа. И в этом — творческий подвиг Свиридова. Найденное им с огромным успехом развивают другие советские композиторы: В. Гаврилин, В. Тормис, В. Рубин, Ю. Буцко, К. Волков. А. Николаев, А. Холминов и др.
    Как сказал В.Г. Распутин в слове прощания с Г.В. Свиридовым: «Излишне говорить, что такие таланты не уходят насовсем. …Эта музыка будет звучать и завтра, и послезавтра, и десятки лет, ибо бесконечна наша любовь к нашей земле. Будет звучать до тех пор, пока будет жива Россия».

Памяти Георгия Васильевича Свиридова

Незримы и невыразимы,
Лишённые телесных пут,
Рождественские серафимы
Теперь Свиридову поют.
О тесноте земной юдоли,
Где каждый звук его зачат,
В морозном небе, в чистом поле
Распевы горние звучат.
И хора сладкое согласье,
Мерцающее в звёздной мгле,
Так внятно говорит о счастье,
Ещё возможном на земле.
И как пророк в сухой пустыне,
С надеждой глядя в небеса,
Почти оглохшая Россия
Внимает эти голоса.
Молись и верь, Земля родная.
Проглянет солнце из-за туч…
А, может быть, и двери рая
Скрипичный отворяет ключ.

Вадим Костров

По материалам статей Л. Поляковой, А. Белоненко и др.
Составитель: Е.Г. Койнова, член Международного есенинского общества «Радуница»


Георгий Свиридов о Сергее Есенине


Георгий Свиридов. О, судьба! И народа, и его поэтов


Дмитрий Хворостовский. История одного концерта


Дмитрий Хворостовский. Я покинул родимый дом


Дмитрий Хворостовский. Отвори мне, страж заоблачный


Дмитрий Хворостовский. По-осеннему кычет сова


Дмитрий Хворостовский. О верю, верю, счастье есть


О Родина,счастливый... — Михаил Гужов
Георгий Свиридов — Отчалившая Русь.
Большой симфонический оркестр им. П.И. Чайковского под управлением Владимира Федосеева.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Новые материалы

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика