Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

29325113
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
3133
7157
19134
27245677
112850
267501

Сегодня: Авг 15, 2018




Поэт в моей судьбе

PostDateIcon 12.01.2018 21:21  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 738

Поэт в моей судьбе
Ставропольскому есенинскому клубу — 30 лет

1950 год. На летних каникулах я, двенадцатилетний мальчишка, перешел в шестой класс, и мама моя, Мария Михайловна, повезла меня в станицу Васюринскую, что в Краснодарском крае, где жила и работала ее сестра, Лидия Степановна. Жизнь в станице, как в любой сельской местности, была тихая и спокойная, если не сказать — скучная. Пока сестра была на работе, мама хозяйничала на кухне, готовила нехитрую еду. Время было нелегкое, прошло всего пять лет, как окончилась война.

В доме было немного книг и журналов, я их все пересмотрел. Особенно заинтересовал меня журнал «Красная нива». До революции он выходил в России под кратким названием «Нива», а при Советской власти был переименован. Было в нем много литературных материалов, которые я с интересом прочитал. А когда я дошел до критической статьи о Сергее Есенине и до помещенных тут же его стихов, я не мог оторваться от чтения ни на минуту. Что-то во мне родилось, и я перечитывал стихи несколько раз. Потом достал небольшой блокнотик и переписал туда все о Сергее Есенине. Я почувствовал, что стихи невольно остаются в памяти. Поразили меня и сразу запомнились вот эти строки:

Разберемся во всем, что видели,
Что случилось, что сталось в стране,
И простим, где нас горько обидели
По чужой и по нашей вине.

Принимаю, что было и не было,
Только жаль на тридцатом году —
Слишком мало я в юности требовал,
Забываясь в кабацком чаду.

Я узнал нового поэта, ни на кого не похожего, с его радостью и болью, с нелегкими раздумьями о себе и о своей родине. В его стихах меня подкупала поразительная образность, что присуща настоящему русскому поэту.

Под впечатлением того, что я узнал о Сергее Есенине, будучи у тети Лиды, я, вернувшись домой, в Ставрополь, нашел кусочек школьного мела, ходил по улице и писал на стенах домов, на заборах две буквы С и Е, инициалы поэта. Прохожие улыбались, видимо, что-то понимая. И все-таки эта моя проделка была замечена милиционером, и он отвел меня к маме, а та, женщина хотя и добрая, но строгая, отшлепала меня прямо при блюстителе порядка. «Есенин — это, конечно, хорошо, — сказала она. — Но зачем же стены расписывать?»

В школьной программе, понятно, Сергея Есенина не было. Хотя он и не был тогда запрещен, но печатали его мало. И я старался следить и не пропускать даже небольшие публикации о поэте.

Вернувшись домой после службы в армии, я какое-то время работал на Ставропольском заводе «Электроавтоматика». Хотя он был далековат от моего дома, на работу я ходил пешком. Тем более что около половины пути — это был тенистый бульвар, носящий ныне имя героя Отечественной войны 1812 года генерала Ермолова. Со мною всегда был рукописный сборник Сергея Есенина, и я по дороге все время его читал. Стихи довольно быстро запоминались, что мне очень пригодилось в моем дальнейшем изучении творчества великого поэта.

В 1961-1962 годах в Госиздате вышло пятитомное собрание сочинений Сергея Есенина. В продаже его, правда, не было, шло оно по подписке. Помню, как не один день ходил я к магазину подписных изданий, чтобы отметиться в очереди. Первые три тома включали стихи, написанные поэтом с 1910 по 1925 год. Прочитал быстро, потому что многое было мне уже знакомо. Стихи по-прежнему нравились и входили в душу. Четвертый том — это проза и драматические произведения. Пятый — переписка, в которой вся жизнь поэта.

В 1999 году я пришел в Ставропольский клуб любителей поэзии Сергея Есенина. Его председатель Нелли Котельникова начинала каждое заседание с есенинской темы, читала стихотворения поэта, а затем приглашала к выступлению меня. Я уже в то время знал много стихов Есенина и всегда читал что-то новое. А начал с его «Хулигана», который я считаю программным произведением поэта. Читая стихотворение, я акцентировал внимание слушателей вот на этих строках:

Русь моя, деревянная Русь,
Я один твой певец и глашатай.

На каждом заседании клуба всегда выступал с чтением стихов Сергея Есенина один из основателей клуба Анастас Стефаниди. В далеком 1977 году во Дворце культуры и спорта профсоюзов он читал стихи своего любимого поэта тогдашнему директору Дворца Дмитрию Афанасьевичу Будянскому, и с его легкой руки был создан в тот вечер клуб любителей поэзии Сергея Есенина. На заседаниях клуба Анастас Стефаниди много и интересно рассказывал о своих ежегодных поездках на родину поэта, а стихи читал очень эмоционально и после каждого произведения тут же называл номер тома и страницу. Это говорило о том, что он прекрасно знает творчество поэта.

На родину Сергея Есенина ездили и председатель клуба Нелли Котельникова, и член клуба, летчик гражданской авиации Николай Ивлев, и возвращались, конечно, не с пустыми руками, а привозили в клуб новые публикации о великом русском поэте.

Читал на заседаниях клуба стихи Сергея Есенина и бывший мичман Владимир Кравченко. Он, признаться, даже перещеголял меня, поскольку читал монолог Хлопуши из драматической поэмы «Пугачев». Я ее, конечно, читал, но выучить известный монолог как-то не получилось. Я читал отрывки из незабываемой поэмы «Анна Снегина», чем я очень дорожу. Тем более что воспринимали их коллеги всегда с большим интересом. Кстати, мы в дуэте с Надеждой Георгиевной Шинкаренко, активным членом клуба, показали на заседании сценку из этой поэмы, где поэт спустя годы встречается с Анной, своей первой любовью.

— Пред вами такая дорога…
Сгущалась, туманилась даль…
Не знаю, зачем я трогал
Перчатки ее и шаль.

После этих строк я тут же вспоминал четверостишие, которым начиналась и оканчивалась поэма:

Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет,
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»

Это была сильная, но неразделенная любовь. И прошла она у них сквозь годы. Ведь последнее письмо от нее пришло из туманного Лондона.

Вспоминается такой эпизод. Я читал на заседании стихотворение Сергея Есенина «Сукин сын». В перерыве ко мне подошел Миша Дрей, отставной офицер, бывший суворовец. Он напомнил то место в стихотворении, где поэт встречает у родимых ворот собаку — это был щенок той, которая была другом юности поэта. И он восклицает: «Мать честная! И как же схожи! Снова выплыла боль души». «Здесь, — сказал Миша, — хорошо бы побольше эмоций. Можно хлопнуть себя по колену и даже развернуться на все 360 градусов. Было бы здорово!» Я согласился и принял совет друга.

Еще один интереснейший член клуба, Игорь Еремеев, инженер-нефтяник по образованию, спортсмен и тренер по призванию, поэт, музыкант-гитарист. С ним мы, как говорится, сразу спелись. Одна из есенинских песен, исполняемых нами, была вот эта:

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Член клуба Галина Тимошенко, самодеятельный художник, организует выставки своих картин, в основном это пейзажи, которые не могут оставить равнодушным самого взыскательного зрителя. Она прекрасно поет, хорошо играет на гитаре, выпускает лирические книжки стихов, проникновенно их читает. В ее репертуаре немало стихов Сергея Есенина. Она — автор песенных композиций на его стихи.

Самозабвенно читал свои стихи и стихи Сергея Есенина один из интереснейших членов клуба Александр Тананаев. Он играл на гитаре, пел бардовские песни. Часто в конце заседания он собирал вокруг себя любителей песни и пел. Никто не хотел уходить, все слушали, слушали и даже подпевали.

15 лет назад пришла в есенинский клуб Валентина Елагина. Еще с юности жила в ее душе искра божия. И время от времени вырывалась она на простор. И тогда ложились на лист бумаги поэтические строки. В клубе Валентина обрела истинных единомышленников, и именно на эту пору приходится расцвет ее таланта. Она выпускает два поэтических сборника «Мятежный ковыль» и «Души распахнуто окно». Во втором появились вот эти стихи:

Я стихи Есенина люблю,
Пела в детстве «Клен ты мой опавший»,
Воспел поэт так Родину свою,
Что и во мне проснулся дух бродяжий.

Я строку Есенина люблю
«Не жалею, не зову, не плачу».
Мысль приходит в голову мою —
Я России ничего не значу.

Я строку Есенина люблю
«Отговорила роща золотая»,
«Клен опавший» в небесах спою,
Вместе с журавлями улетая.

Один из новых членов клуба Юрий Барбенчук — дважды лауреат всесоюзных конкурсов «Исполнители патриотической песни», участник юбилейного Шаляпинского сезона 2010 года. Он пел на заседаниях клуба есенинское «Письмо матери», которое я, кстати, выучил одним из первых стихов поэта. Своим бархатным баритоном он пел душевно, тепло и нежно. Правда, он опустил последнее четверостишие, где поэт просит мать забыть про свою тревогу, не грустить так шибко о сыне и не ходить так часто на дорогу в старомодном ветхом шушуне. Но зато закончил Юрий Барбенчук этот, можно сказать, романс вот этими строками:

Ты одна мне помощь и отрада,
Ты одна мне несказанный свет.

И эта ремарка певца в стихотворении поэта была, на мой взгляд, вполне оправданна.

Музыкальный педагог Елена Демидова организовала в клубе квартет, который назвала очень поэтично — «Кружева». В его состав вошли женщины с красивыми голосами Тамара Вайман, Елена Латуш, Наталья Пугина. Демидова положила на музыку несколько стихотворений Сергея Есенина и включила их в репертуар ансамбля. Песни звучали проникновенно и потому не могли не затронуть сердца слушателей.

В клубе родился прекрасный вокальный дуэт — Раиса Сухарева и Игорь Еремеев. Не раз заседания клуба открывались песней в их исполнении «Есенинский вальс» на стихи поэта Юрия Трубчанинова.

Почетным членом клуба был известный ставропольский певец Виктор Сейфулин. Часто на заседаниях звучала его песня на стихи Музы Белинской «Есенинский клуб собирает друзей».

В июне, когда отмечался юбилей Александра Сергеевича Пушкина, на заседаниях клуба и на концерте возле памятника поэту у Крепостной горы мы выступали в паре с поэтом Владимиром Авдеевым. Он читал свои стихи о Пушкине, а я стихотворение великого русского поэта ХХ века Сергея Есенина, обращенное к великому русскому поэту ХIХ века Александру Пушкину:

Мечтая о могучем даре
Того, кто русской стал судьбой,
Стою я на Тверском бульваре,
Стою и говорю с тобой.

Любовь и признание к Сергею Есенину старался выразить и я в своих стихах. В юности это были «Березовые ситцы». Как известно, береза была любимым деревом поэта, которому он посвящал произведения. Свое стихотворение я заканчивал вот этим четверостишием:

Любить березовые ситцы
И братьев меньших уважать,
Любить опавший клен, Россию
И в шушуне старушку-мать.

Гораздо позднее родился у меня стих «Есенинская грусть». В нем я говорил о том, что, куда бы ни забросила меня судьба, душу мою всегда пронзит есенинская грусть и позовет на свою родину.

Зимою, осенью иль летом
На сердце ляжет грусти груз,
Но для меня родной планетой
Останется святая Русь.

В последние годы состав Ставропольского есенинского клуба значительно пополнился. Сюда пришли новые люди, ценители и почитатели творчества великого русского поэта. Причем это не только жители краевого центра, но и те, кто приезжает на заседания из районов края. Это яркое свидетельство того, что тяга к русской поэзии жива и будет жить еще многие годы.

Виталий Задорожный
10 Янв. 2018
«Вечёрка. Городу и миру». г. Ставрополь.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика